Дом+Очаг
№12 (36)   Июнь 2001

 

СОДЕРЖАНИЕ

АРХИВ

ПОИСК

ФОРУМ

РЕДАКЦИЯ

ССЫЛКИ

 



Информационный центр финно-угорских народов

Независимая общественно-политическая газета Общественного Фонда спасения эрзянского языка






Взгляд в прошлое

ИСТОРИЯ И СЛАВА НЫРГЫНДЫ

     Деревня Ныргында. Это крупное, чисто марийское селение расположено близ красавицы Камы у подножия горы. Летом деревня утопает в зелени. Здешние жители с давних пор дружны с садоводством, почти в каждом хозяйстве плодоносят культурные деревья и разные кустарники: яблони, вишня, слива, смородина, крыжовник, малина, терн. В последние годы ныргындинцы получают хорошие урожаи даже арбузов и дынь. Этому способствуют горы, прикрывающие сады и огороды от ветров с северной стороны.

     Впервые любовь к культурному садоводству жителям Наргынды и близлежащих деревень привил Илья Михайлович Токмурзин, местный учитель. В 1926 году он привез из Елабужского питомника около трех десятков саженцев яблонь мичуринских сортов - «Антоновку», «Боровинку», «Фунтовку», «Грушовку», «Красный анис» и другие.

     Ныргында возникла в то время, когда русский царь Иван Грозный покорил Казанское ханство, завоевав его столицу в результате долгих кровопролитных сражений. Луговые марийцы тогда были союзниками татарского хана, так как жили рядом с татарами. Они торговали между собой, были добрыми соседями, часто общались друг с другом. После победоносной войны русский царь решил отомстить марийцам за их помощь татарскому хану и обложил их непосильными податями. Кроме того, они подвергались частым издевательствам и гонениям со стороны царских чиновников. Это и привело к тому, что многие марийские семьи и даже целые поселения стали покидать насиженные родные места в поисках свободных мест, где они могли бы укрыться от царского произвола и бесчинств ненасытного русского чиновничества.

     Наши свободолюбивые предки, используя в основном ночное время и скрываясь от царских дружин, на лодках поднимались вверх по Волге, а затем по Каме и Белой реке. Дорогой они, естественно, присматривались к окружающей местности, ведь они выбирали себе место для постоянного жительства и стремились к тому, чтобы оно было безлюдным, безопасным, дальним от рубежей русского государства, близким от водного источника и в глухом лесу. И вот одна часть вынужденных беглецов с родимых мест остановилась у высоких берегов Камы при впадении в нее небольшой речки. Это была теперешняя Ныргындинка. Тогда она была не такой, как сейчас, а полноводной, по ней свободно могли двигаться лодки. Речка протекала по всей своей небольшой длине в глухом лесу. С берегов Камы была видна высокая гора, покрытая могучими деревьями. Здесь можно было укрыться от врагов. Окружающая местность была далеко обозрима и давала широкую возможность для защиты родного края.

     Прибывшие переселенцы, а их было две семьи, поднялись по речке Ныргындинке и облюбовали место для житья на горе, после чего начались тяжкие, изнурительные работы по благоустройству будущего поселения. Пионерами ныргындинского илема в здешних местах были семьи братьев Токмурза и Култаша, от которых пошли названия родов Токмурзиных и Култашевых. Они построили свои жилища там, где сейчас находятся хозяйства Андрея Максимовича Виноградова и Михаила Устиновича Култашева.

     Несколько позже в пяти километрах восточнее от ныргындинского илема обосновались братья-беглецы Макмай и Олькин, от которых далее пошли Махматовы и Олькины. Они заложили фундамент для другой крупной марийской деревни Быргынды.

     Пришедшие сюда переселенцы, как и все луговые мари, занимались рыболовством, охотой, бортничеством и земледелием. Окружавшие места были идеальными для этих издавна любимых занятий. Но для выращивания сельскохозяйственных культур им понадобилось приложить немало усилий и терпения для очищения земельных угодий от сплошного дремучего леса.

     Ныргында долгое время в своей тяжелой истории оставалась никому неизвестной, ничем не отличающейся от остальных марийских селений, «забитой» деревней. Жители голодали, умирали от различных заболеваний, особенно дети. Население по-прежнему беззастенчиво притеснялось царским режимом, поскольку марийцы вновь оказались под его ярмом. Постепенно и неуклонно народ мари в деревне вымирал.

     Но, несмотря на тяжелые условия жизни, и при царизме среди марийцев появлялись и выбивались в люди отдельные личности, стремящиеся своим личным талантом, благими намерениями и огромным напряжением сил помочь сородичам выжить в это тяжкое и суровое время. Мы гордимся ими, этими народными героями, страдальцами за общее дело. К этой плеяде ныргындинцы законно относят род Токмурзиных.

   
     У главы семьи Михаила Михайловича, большого любителя рыбалки и охоты, и его супруги Татьяны, родившей 16 детей, из которых выжили только шесть сыновей и одна дочь, было личное крестьянское хозяйство, относящееся к категории середняка. Токмурзины имели добротные надворные постройки, несколько лошадей и коров, а также другую живность, несколько десятин земли. Их двор объединял три совместно живущих семьи. Всего 16 человек. Бразды правления в семье крепко держала неграмотная, но опытная в жизни, своенравная и сильная характером женщина. Несмотря на неграмотность, супруги Токмурзины сумели вывести в люди и дать среднее учительское образование четырем своим сыновьям. Следует учесть, что это было при царском режиме, когда «инородцам» был почти закрыт путь к образованию! По-моему, такие случаи, когда сразу четыре человека из обычной неграмотной крестьянской семьи получили звание учителя, - редчайшее и исключительное явление для тогдашней России.

   
     Второго сына в этой многодетной семье звали Емельяном. Он окончил Казанскую учительскую семинарию, работал учителем и директором средней школы в селе Свердловское (Красноуфимский район Свердловской области). Другой сын - Филимон - после окончания Казанской учительской семинарии работал учителем и заведующим Калтакоской начальной школы (Мензелинский район Татарстана). За активную агитацию за Советскую власть был расстрелян в 1819 году колчаковской контрразведкой. В честь его соседняя небольшая деревня была названа Филимоновкой, а на его могиле был сооружен гранитный обелиск.

     Третий сын Токмурзиных - Порфирий - успешно окончил Кукарскую учительскую семинарию (город Советск Кировской области), где вместе с ним учился Кузебай (Кузьма Павлович Чайников) - гениальный сын удмуртского народа, известный как талантливый поэт и общественный деятель, прозаик и переводчик, драматург и актер, фольклорист и этнограф. Порфирий Токмурзин служил в царской армии, дослужился в ней до воинского звания поручика. В годы революции он был на стороне народных масс, занимал ряд ответственных постов в уездной милиции и военкомате во время гражданской войны. Воевал против басмачей, являясь командиром 14-го Туркестанского полка. После разгрома басмачества до самой смерти работал учителем и директором сельской средней школы близ Ташкента.

   
     Илья, четвертый сын из семьи Токмурзиных, получивший учительское звание после сдачи экзаменов экстерном в Казанской учительской семинарии, в дальнейшем стал известным марийским писателем, талантливым педагогом и активным общественным деятельем. Илья Михайлович Токмурзин-Ломберский на протяжении 36 лет плодотворно и образцово трудился в системе народного просвещения Татарстана, Башкортостана, Республики Марий Эл и Удмуртии в качестве учителя и директора различных учебных заведений. За долгую и безупречную учительскую деятельность Илья Михайлович был награжден высшим знаком отличия Советского Союза - орденом Ленина и медалью «За трудовое отличие», а также почетным знаком «Отличник народного просвещения». Он был отмечен почетным званием «Заслуженного учителя школы Удмуртской АССР».

     Как я уже говорил, когда-то, до революции, не многие знали, что на свете, где-то в Удмуртии, существует марийская деревня Ныргында, но после того, как из этой деревни вышел марийский писатель, член Союза писателей СССР Илья Ломберский, о ней услышали люди в различных селениях Поволжья, интеллигенты и читатели литературных произведений известного марийского писателя.

     Славу Ныргынды также высоко и ярко поднял широко известный народный фольклорный ансамбль «Ныргындыш сем» («Мелодии Ныргынды»). На протяжении 13 лет им руководил автор этой статьи. Коллектив ансамбля за это время побывал во многих районах Удмуртии, Татарстана, Башкортостана, Марий Эл, Коми, Эстонии, Пермской и Кировской областей. Более 600 концертов дал этот неутомимый и талантливый коллектив перед жителями городов и сел этих регионов. Репертуар ансамбля был составлен из народных песен и частушек, плясок и танцев, обрядовых сценок жителей различных регионов проживания марийцев. «Ныргындыш сем» - победитель и дипломант многих республиканских праздников, фестивалей, конкурсов и смотров.

     В составе коллектива есть и люди пенсионного возраста, и молодежь, и школьники. Таким образом, мы создали благоприятные условия для передачи молодому поколению богатого фольклорного наследия, накопленного за многие века нашими талантливыми предками.

     Давая концерты во многих регионах страны, мы не забывали рассказывать и о богатой истории деревни, и о лучших ее людях, и об успехах в повышении экономического состояния нашего колхоза. Наши выступления перед народом проходили в виде концертов-лекций, что привлекало внимание многочисленных зрителей к нашему старинному и живописному селению.

     Отрадно, что Ныргынду стали посещать (правда, не часто) писатели, ученые, общественные и государственные деятели Удмуртии и Республики Марий Эл. Приезжал в наше селение и бывший художественный руководитель замечательного ансамбля танца «Марий Эл» Михаил Михайлович Мурашко. После этого визита в репертуар этого прославленного коллектива включен красивый танец «Ныргындинские невесты».


     Мы весьма рады тому, что нас посещают известные ансамбли и театры Удмуртии и Марий Эл. Не раз у нас показывали свое мастерство артисты Марийского государственного театра им. М. Шкетана, Марийского молодежного театра, Марийской государственной филармонии им. Я. Эшпая, государственного ансамбля танца «Марий Эл», фольклорных ансамблей «Марий памаш», «Рия-рия», «Чодыра сем» и других коллективов, а также государственного ансамбля «Италмас» и фольклорных коллективов «Айкай», «Зарни шеп» из удмуртского края.

     Эти посещения немало содействовали тому, что Ныргында стала еще заметнее и весомее среди других селений нашего Камско-Вятского региона. Отрадно сознавать, что наша деревня вносит вклад в дальнейшее развитие марийского народного творчества и дружбу между народами Поволжья.

Роберт ТОКМУРЗИН,
ветеран войны и труда.

На снимках: братья Токмурзины - Илья (снимок 1939 г.), Емельян (1930 г.) и Порфирий (1916 г.); фольклорный ансамбль «Ныргындыш сем» (1993 г.). Фото из семейного архива.