Дом+Очаг
№6 (30)   Март 2001

 

СОДЕРЖАНИЕ

АРХИВ

ПОИСК

ФОРУМ

РЕДАКЦИЯ

ССЫЛКИ

 





МИР, ПРОРОКИ И ГИБЕЛЬ ХУДОЖНИКА

   
     Эпоха XX столетия закончилась, началась эра III тысячелетия. В связи с этим значительным событием во втором номере газеты «Kudo+Kodu» за 2001 год был дан обстоятельный анализ достижений марийских художников на основании представленных ими работ на традиционной выставке «Край марийский» 2000 года. В этой статье Александр Зенкин вкратце рассказал и о картинах Александра Антоновича Селиванова, председателя Союза художников Республики Марий Эл, директора художественного училища, зверски убитого неизвестными преступниками 30 сентября прошлого года. Отдавая дань памяти его, редакция сочла необходимым дополнить предыдущий материал более подробным рассказом о картинах Александра Селиванова, которые были представлены на выставке.

   
«Две женщины на Жар-птицах»
     Две всадницы-амазонки скачут-порхают словно бы бабочки то ли по гигантским цветам, то ли по невиданным плодам, каждый из которых как цельный мир-планета. Они скачут несутся на жар-птицах, но радужно-расписные жар-птицы как деревянные кони из детства, на которых катаются все дети; они почти кубичны, игрушечно-примитивны, они именно как-то механически гарцуют, хотя, казалось бы, жар-птицы должны летать - но ведь кончилось уже давно детство!.. Тут живы подлинно только всадницы, вылитые словно из бронзы. Одна, кажется, преследует другую - зачем?..

   
«На левом берегу Волги»

     А там, «На левом берегу Волги», уже жестокий хан увозит пленницу; руки ее беспомощно кинуты, и снова теперь уже настоящий конь, как какой-то механизм-чудище. Он несет, везет на себе Зло! Он служит злу и чувствует это! Оскалились его плотоядная - у коня-то! - пасть, и сверкают бешенно зубы; все, все говорит в нем, что и хан, наездник его, тоже знает, что ворует. Он почти, даже слишком реален этот хан-злодей, нереальна женщина - его добыча, весь изгиб ее тела, где ноги, как у буйволицы-лани, грудь, как два яблока вверх, к солнцу-луне, а голова в профиль, почти вниз, и лишь один глаз сверкает в фас - как у древних египтян в их изобразительном каноне. Волосы девушки создают всю экспрессию картины, им вторит, усиливая динамику, ржавый кусок гривы коня - а женщина в чем-то согласна с ним! - и эти малахитово-серебристые рваные куски-брызги безжизненного направления, кричаще рвущиеся через все куда-то. Они почти на всех работах, они рычат, вопят о свершившемся насилии! Кто родил такой мир насилия? Откуда оно?

     С «Грехопадения»! - отвечает художник. И вот уже оно, их целых два полотна и сущность - результат! Вот Ева с Адамом, где Мужчина-Адам то ли древо держащее, пытающееся поднять Еву к небу, то ли уже тот Адам, что в корне его лежит, весь изогнутый, замученный новой для него не божьей, а человечьей жизнью. А может то Сам Созидатель, уже сломленный (так быстро замучился, а каково же людям?!.) Своим Творением? И тянутся, гогочут чудища вокруг, пытаясь щипать, клевать своими клювами влюбленных, но еще не знающих об этом первочеловеков. Поистине борьба сатанизма и Жизни. Живот Евы рассечен, он уже от яблока, которое почти в ее руках, готов для плода жизни; и всех пластикой ковровой обвивает Змей. О, он очень красив, он переливается, в узорах, он талантливо-ярок, он искусен, как всякий порок... Искушает! Искусил!.. И далее уже апофеоз грехопадения - насилие! Куски режущих ритуальными, то ли деревянными, то ли каменными, костяными ножами тел и куски изрезанных - поистине роковая, пророческая картина!

     Да, художники, подлинные таланты никогда не пишут просто так!.. Какое могущество фантазии! Целый, свой, но очень жестокий, чудовищный мир, а тогда свой ли? Один давит, режет другого - а что сейчас творится?! - другой следующего! Забить! Убить! Рты раззевнуты, как в великой пикассовской «Гернике». А сверху надо всеми черта-предел, горизонталь: доколе?! Но орудия убийства бесконечны, они словно бы рождаются уже из всего пространства, что вне картины, они все извергаются сверху и сверху: неужели орудия убийства и убийство - программа Мира? - они уже перечеркнули предел... Страшная мясо-душебойня жизни! Началось, казалось, бы с вертикали взлета у Евы со Змеем и закончилось дикой диагональю вниз разрушения.

     В одном «Грехопадении» еще свет и реальное небо, во втором не ночь даже, а тьма и какое-то красное то ли существо, то ли тень-плоть дьявола, то ли огромное раздавленное кровавое яблоко... гордыни и раздора. Могучие торсы жизни, убивающие могучую жизнь. И слева в углу во втором «Грехопадении» уже нога ужасного скелета, он только вступил на полотно, самого его еще нет - а сколько уже наворочено! - он только еще сделал шаг, всего лишь начал идти, чтобы через мгновение литыми фалангами своими наступить и раздавить всех - в месиво всех! Остановитесь! Люди! Что вы хотите?! Предупреждение!

     Великое - предсмертное! - предупреждение большого мастера кисти! Великое пророческое завещание нам художника Александра Антоновича Селиванова, зверски убитого, зарезанного какими-то неизвестными злодеями прямо у себя дома совсем недавно, всего лишь пять месяцев назад, в Йошкар-Оле. Кто покусился на такого человека? И что это за мир и время, в котором убивают художника, творца (хотя их всегда терзали и убивали!)? Что он сделал плохого? Кому? Он был весь, как целый мир - посмотрите на эти работы! - он был весь сама жизнь и полный энергии, планов, еще и еще хотел созидать для нас. Для вас! Как он радовался, светился весь в те, оказывается, свои последние дни (я сам лично видел!), что сумел к юбилею училища своего пробить-приобрести для будущих художников музыкальный центр, так необходимый им для занятий искусством!..

     Да, жил он так в реальной жизни, но в своем творчестве еще сложней, еще острее, и это хорошо видно именно из описанных нами его картин. Все они в однородной красно-коричневой гамме - гамме хурмы (по меткому замечанию Л.А.Кувшинской); в каждой из них - фантастически преобразованный мир истории, сказок и мифов, как сегодняшний день, как высочайший художественный символ действительности. Вот поэтому-то именно его работу (а не потому что так трагически, в расцвете погиб и ушел совсем-совсем недавно из жизни, хотя и поэтому тоже, ведь он сразился с жизнью за жизнь!) устроители выставки поместили у входа в зал, как прелюдию традиционной итоговой выставки марийских художников, посвященной юбилею республики, как пролог «Края марийского» 2000 года.

     И картина Александра Селиванова тоже 2000 года. На ней трое, но это вовсе не «Троица». На ней девушка прекрасная, ее отец - царь поверженный - и снова насильник-захватчик монголо-татарин с кривой хищной саблей, на которой должно быть столько крови! И снова знакомая линия малахитово-ядовитой зелени реки почти у их подножия, разрезая их икры. И снова вверху белая горизонталь предела - тема жизни и смерти, бога и несправедливости, злобности, жестокости. Крайнее невосприятие зла и требование прекратить его.

     Картины Александра Селиванова - почти громогласно взывающие, в них ясно чувствуется его могучий темперамент-сила - он таким и был в жизни! - его активная, именно непримиримая ко всему преступному позиция подлинного художника-гражданина! Да, этот человек очень страдал... и очень любил! Татарин плотен, огромен, тучен, опираясь еще и на лук - так ему не удержаться - стоит он зловеще на маленьких уродливых бревнах-ножках. А отец и дочь грациозны, они красивы, они - созидатели! Вон, как царь поверженный прямо стоит, как он изысканно одет, какой у него убор-тиара, а не мохнатый малахай варвара, что справа. Тот победил, но царь поверженный вовсе не сломлен! Он по-прежнему, как хозяин, на картине утверждает красоту и, отдавая свою дочь наложницей - картина эта так и называется «Наложница» - злодею, он не отдает свою честь, он словно бы говорит: «Она не для тебя, но ты пришел с силой и тогда пусть она будет тем более для тебя, ибо ты берешь ту, которая тебя еще многократно сильнее! Красоту!»

     В самой картине, хоть в ней и явно, казалось бы, татаро-монгол, и написана работа, как и та, в которой такой же татарин похищает девушку, явно под впечатлением ужасов Батыя и Чингисхана Древней Руси, чувствуется вовсе не только Русь, но и вся Азия, весь древнейший Восток, причем даже не времен свирепого Тимура - творца пирамид из человечьих черепов, а еще глубже, дальше. В самой фактуре всех без исключения выставленных работ - их всего пять - в этом прежде всего «цвете хурмы», «схваченном» Сашей Селивановым, видимо, в период его жизни в Узбекистане, сквозит какая-то именно даже библейскость; в них времена казалось бы Хаммурапи, Авраама, Лота, Ассурбанипала, Навуходоносоров, времена до Христа! После Христа было - должно быть - не так! И в этом снова великая вера и талант художника! Вера - и есть талант! И лишь поэтому и девушка - будущая наложница! - сняв свое покрывало-одеяние, именно гордо показывает всю свою обнаженную красу; и не только тела!.. Она ею обязательно победит победившего злодея-тирана, и культура ее отца, его дух-самостояние все равно окажется выше, и сам злодей потянется к ней, и обязательно изменится под воздействием ее. И эта наложница - так и верится! - непременно и очень скоро станет первой женой-соправительницей своего басурманина-хана, да еще и она, а не он войдет в историю... Малахитовая линия вертикали, идущая от пояса отца-царя вниз - прерывчата: да, злодей лишил его дочери, но не мужественности и мужества, не Любви к ней и мудрости...

     Как много приходит мыслей от подобных картин! А правильны ли они? Так ли понял? Вглядываешься, еще раз проверяешь себя: или именно ты так хочешь видеть? Нет, все так! Да, поистине пророческая картина! Поистине мы недавно потеряли пророка, доказавшего это свое высшее звание художника своей жизнью-творениями и своей жуткой смертью; но, потеряв его, мы еще не потеряли его творения-завещания, и республика - хоть из последнего! - если хочет быть народом, должна изыскать средства, чтобы творения эти - и такие - стали ее достоянием, ее гордостью, частью ее Духа! Или мы басурмане?..

     Вообще вся выставка «Край марийский» этого года уходящего века гремит высказанным здесь лейтмотивом, в ней вера в победу справедливости и гармонии, подлинной Красоты.

     Закрывая двадцатый век и второе тысячелетие, марийские художники очень-очень постарались, и достигнутый поистине успех их вселяет уверенность в завтрашний день. Да, без сомнения, они еще многого добьются! И ни ножом, ничем невозможно сломить, сразить, раздавить их. Наоборот, они лишь покажут и уже показывают, что становятся еще крепче. Теперь остается только спросить: найдутся ли такие же правители?.. Как царь, «уже давно» отдающий свою дочь наложницей, но родивший, воспитавший, знающий и ждущий ее царицею...

Александр ЗЕНКИН.

Фоторепродукции Валерия Тумбаева.

     Автор статьи предлагает открыть счет для сбора средств на памятник художнику А.А. Селиванову. Люди! Не жалейте средств для художников, берегите творцов, ведь их у нас так мало...